18+
rss

Оборотничество как мистический опыт «знающего»

Источник | В категории Все записи, Интересное и полезное |

0

В русской традиционной культуре мистический опыт оборотничества считается наиболее сакрализованным.Людей, обладающих силой и знанием перевоплощения, реинкарнации чаще всего называют «овертышами», «обертышами», «перевертышами».

Медведь

Колдуны оборачиваются иглой, клубком, мешком, катящейся бочкой, копной сена, жабой, мышью, кустом. Однако, согласно мифологическим рассказам, чаще всего они принимают облик птицы (сороки), змеи, свиньи, кошки, собаки, волка, стремительно катящегося колеса2. Являясь в образе животного или определенного предмета (например, колеса) «знающий» «пугает» повстречавших его, бросается, катится под ноги, кусает.

Колдуны могут часто принимать облик собаки. Такое превращение часто случается совершенно внезапно: только что видели человека, имеющего некие характерные признаки (например, старика «много такого» знающего; бывавшего на свадьбах дружкой, недавнего арестанта со страшным волчьим взглядом, сверкающим из-под бровей), а спустя мгновение вместо этого человека является похожая на него собака. Либо, наоборот, вместо собаки, отмеченной особенностями, имеющими знаковый характер (белая, серая, словно волк), возникает человек, слывший колдуном.

«Шёл мужик, сзади сиганул кобель на спину, привёз домой, привязал. Наутро смотрит — баба привязана» ; «Раньше мать мне рассказывала, ведьмы были. Катится колесо, как оке так, как колесо может катиться само, или свинья. By, они отбузукают как следует. А дед говорит: «Нук, пойдите к этой вот, поглядите, чё она делает там». А она на печь залезла. Они её излупили как собаку. То колесо катится само, а её поймают, бечёвками спутают, что она не выберется. А её до двенадцати надо пролазить. Она уж тогда заговорит: «Отпустите меня, ради бога. Я больше не буду к вам приставать» ; «У нас здесь одна, Афониха Самарина, она в свинью превращалась. Видели ее: за одним парнем бежала…» ; «Вечером пошел в контору, за им свинья белая бежит. Остановилсе, она тожо. Мост перешел, оглянулся: женщина в белом платочке стоит» ; «Идем вечером с девками, свинья бежит, в ноги кидается. Парни проткнули ей ноздри. Днем бабка старая лицо прикрывает: «Да, ударилась», -говорит. Это ведьма». Отметим, что свинья служит эмблемой плодовитости, урожая и всяческого обилия. Не случайно у многих европейских народов она используется в качестве обязательного обрядового угощения. Свинья также может использоваться и в лечебной обрядности. Беременную женщину с целью лечения поят водой, где «бродилась супроса свинья», а больного мужчину -водой, в которой «бродился боров». «Знающий» может показаться и в образе кота, кошки: «Мачеха ее не любила, хотела уничтожить. А она колдунья была. И стало девчонке восемнадцать лет. И ночью мачеха к ней кошкой пришла». Примеров можно приводить до бесконечности, настолько это явление распространено в народной культуре. Принципиальная вариантность возможных обличий оборотня означает отсутствие у него собственного лица. Для него любое другое «лицо» — тоже свое. Оно оказывается лишь одной из вероятных форм выражения изначально множественной природы демона -оборотня.

Для нас важно попытаться разобраться в символике колдовского оборотничества, понять глубокий архаический смысл, который вкладывался в это ритуальное действо. С позиции символической насыщенности выделяются мотивы оборачивания человека в волка. Отметим, что этот мотив и в русском фольклоре является универсальным. Например, былинный герой Вольга в числе премудростей, которыми ему «похотелося» овладеть, обретает способность «волком рыскать во чистых полях»} А князь Всеслав «в ночь влъком рыскаше: из Кыева дорискаше до кур Тмутороканя». Мифологема превращения человека в волка столь устойчива, что слово «волколак» или «волкодлак» («длака» в старослав., сербохорв. и словен. языках значит «шерсть», «руно» ), то есть человек, превратившийся в волка, приобрело расширенный смысл: это оборотень вообще. Точно также в западноевропейской традиции ликантропами (от греч. «lykos» — волк, «anhropos» — человек) изначально назывались люди, принявшие облик волка, а позднее — и других животных. В южнославянской традиции слово «вукодлак» обозначает вампира, образ которого вобрал в себя основные признаки волколака. Важно, что для наименования оборотня — волколака в древности существовали и другие названия, которые согласно исследованиям В.В. Иванова и В.Н. Топорова, акцентировали внимание именно на ведовстве как основной предпосылке к перевоплощению. В основе интересующего нас названия лежит глагол «vedati» — знать. Так в украинской традиции слово «віщун» обозначало волка-оборотня, древнечешское «ved» — волчицы-оборотни, словенское «vedunci» — волки-оборотни.

В древнеславянской традиции превращение человека в волка наделяет его чудодейственной силой и особым положением вещего, всеведующего. Например, на голове у всеведующего славянского князя — Волка росла волчья шерсть: словен. «votcjadlaka» ( ср. с древн. исл. «vargshar» с тем же значением); из этого сочетания можно вывести позднейшее название оборотней — вурдалаков: болг. «вълколак» и т.п.

Особую характеристику людей в волчьих шкурах составляет их всеведение, что отражает, очевидно, очень древнюю общеиндоевропейскую традицию о людях в волчьем образе. В этом смысле весьма характерна этимология индоевропейской основы «ueit» — (п) — со значением волк, связанной, очевидно, с корнем «ue[t» — ведать, знать (древн. инд. «veda», рус. «ведать»). Ритуальное значение того же корня: древн. рус. «ворожити» -предсказывать, «ворожея» — колдунья, «ворог» — враг, «ворожа» — колдовство.3 Следует обратить внимание и на этимологию слова «волхв», которое выступает часто синонимом слова «колдун». «Волхв» сближается с диалектным (костромск. и тверск.) «волоха» — кожа, шкура, рубаха, укр. «волохитый», польск. «wlochaty» — волокнистый (ср. курск. «волохатый» — косматый, мохнатый, кудлатый, всклоченный). Еще одним синонимом названия колдуна выступает слово «кудесник» — замаскированный человек, термин, означающий волшебные чары: «кудеса», служил для обозначения обрядового ряжения, окручивания в мохнатые шкуры.

Слово «оборачиваться» в просторечии — «обворачиваться» (обернуться — обвернуться) обозначает переряживание, обвертывание себя каким-нибудь одеянием.6 Некоторые исследователи находят параллели славянским кудесам у кавказских народов. Это «удды (уды)/куды» адыгской и грузинской мифологических традиций, неизменно сопутствуемые волком, собакой, кошкой или наделенные способностью превращаться в них.




Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста