18+
rss

О значении народных плясов и хороводов

В категории Все записи, Интересное и полезное |

0

Хоровод

Беседа с доктором филологических наук, профессором Ивановского государственного университета Вадимом Андреевичем Смирновым
Вадим Андреевич Смирнов: Пляска – это чаще всего подготовка воина. И гопак, и то, что вы исполняете – «Тимоня» курский – это подготовка воинов. Ее можно сравнить с подготовкой самбистов. Что такое – наша присядка? Для чего это нужно? – В любом положении задеть противника ногой. Это как раз система подготовки тела. Танец – это реакция. Это пластика. Это умение опередить противника. Поэтому это — боевая пляска. Она, собственно, и в хороводе есть, если мы возьмем троицкие хороводы. Там в центр круга выходила девушка. Она держала в руках платок. И парни конались – то есть перебирали руками по платку. У кого рука оказывалась выше – тот начинал боевую пляску.

 Возникает вопрос – для чего? – Завоевать девушку, показав, что он — искусный боец.

— А каким образом он эту пляску проявлял?

— Это могла быть, прежде всего, присядка.

— В курском «Тимоне» есть присядка…

— Да, конечно. Дело в том, что там большое значение имеет опора на руки ,когда он выбрасывает ноги. Кроме того, там могут быть кувырки – самые различные, потому что в танце, прежде всего, важна импровизация. Но вокруг девушки он ходит как мимо чего-то важного, как крепости — «мимо гор пройтись в присядке».

— Красиво.

— Это не только красиво. Это воспитывало парней. Прежде всего, он должен был понимать, что девушка – это не только объект желания. Он должен ее завоевать. И показать ей, что он лучше других как боец.

— Вадим Андреевич, а где этого курского «Тимоню» можно посмотреть сегодня?

— Есть книга Рудневой – известного фольклориста-музыковеда «Курские танки и карагоды». И в ней – описание этих танцев.

— А вживую вы не встречали?

— Я не работал в Курской области. Потом, понимаете, это поколение оказалось выбито на войне, — те, кто знал, кто получал такую подготовку… Вот у нас те, кто в деревнях плясал, все должны были показать свою выходку. Они были лучшими бойцами и в штыковом бою… Несколько поколений ушло и мужчины практически были выбиты. А парням уже это передать уже не могли. Поэтому я не знаю, где сейчас остались такие танцы. Может, в каких-то курских деревнях еще остались…
Трепак – тоже танец воинский. Это украинский танец. Там тоже много движений, когда опора на руки и выбрасываются ноги. Там – все ногами делается. Но я понимаю, что там могут быть удары кулаком – то, что я вчера видел**.

— Вадим Андреевич, расскажите, пожалуйста, про плясовые обычаи Владимирской, Ивановской областей.

— Владимиро-Суздальская область – это волго-обское междуречье. Оно занимало гораздо большее пространство – то есть, это Ростов, это Суздаль. Была прямая дорога из Ростова на Суздаль. Это – административные деления. Это было связано с тем, что нужно было создать какое-то новое образование, которого не было в природе вещей. Тут были какие-то экономические связи… Но откромсали от Костромской, откромсали от Владимирской… Долгое время так все корежили. А по-настоящему, та земля, на которой мы с вами — это Владимирская земля.

— А хороводы?

— А мы с вами говорили раньше – вы подобный хоровод водите:
За городом гуляет царевич,
Он не сам себе гуляет
–Он невесту выбирает.
Отворяйтесь все ворота,
Отворяйтесь широкие…
Он туда заходит. Тот хоровод, который вы сегодня водили***, — там есть продолжение.

— Какое? — (смеется)

«Выпьешь пива – я тестя в рыло…». Он практически расправляется со всеми. Понятно, что какая-то часть может быть оторвана. Но это все – фольклор. Полных вариантов еще пойди- поищи. С ними – редкость. Очень много плясовых песен в наших землях было – «Вдоль канавки растет травка»… Это все песни плясовые. Все они исполнялись под ладоши — ночное плещевание, о которых упоминают летописи. То есть это песни, которые носят символический характер. Девушки к себе привечают парней. «Вдоль канавки растет травка» – это сама девушка.

— А-а, вон оно что.

— «Посеяла лебеду на берегу» — это то же самое. Лебеда – это сорная трава. Ее в голод вместо хлеба употребляли. Тут насмешка очень такая серьезная над парнями: вроде ее за сор считают, а она так подкует казачку коня, что он не доедет. Это – насмешка над тем, кто задирает нос, кто считает себя повыше.
На самом деле, тут все переворачивается. Поэтому и говорили о хороводах: «Плясала бы баба, плясала, да верхушка летом отстала». Потому что в хороводе можно было о парнях говорить, что угодно. О мужиках – то же самое. И там начиналось все самое интересное: «Как куры поют петухами,- как все жены имели власть над мужьями», «Лежи муж тута – дожидайся кнута», « Полено – по колено, кирпичищем – по плечищам, а палкой – по черной галке» — то есть по макушке. Получалось так, что, благодаря церковным запретам, муж прощается за грехи жены, но он обязан был ее учить, а учить этой палкой. В песнях говорится: «Плеть висит в углу, кровь пробрызнула». А тут все получается наоборот: она мужу подарок делает – «самоцветный камушек на шею в семь пудов» и в речку его – «плыви, муж, не скучай».
Эти песни с хлопками носили ритуальный характер. Женщины в хороводах чувствовали себя раскрепощенными. Песни эти имеют подтекст. Совершенно по-другому относятся к действительности. Здесь утверждаются права женщины на выбор. Парни конаются – то есть она будет выбирать. Она выбирает из лучших бойцов. Выбирает – по ловкости, по смелости, по тому, как он ведет себя в хороводе, в бойцовском искусстве. Так она выбирает будущего мужа.

— Вадим Андреевич, мы говорили о плясах, в которых мужчины готовились в женихи, поскольку они в них взаимодействовали с другими парнями. Они отбивали друг у друга девчонок.

— Хороводы, прежде всего, две функции носили. А, может быть, и больше. Наборный хоровод – когда девушки приглашали участвовать в хороводе. Хоровод – это как две шеренги, два войска – они противостоят друг другу. Парни смеются над девушками, девушки – над парнями. А потом они создают круг, потому что «хоро» — от иранского слова «хоро» — «солнце». Они в этом случае солнечное единство создают. В центре хоровода – влюбленная пара. Там как раз происходит выбор девушки, и она выбирает их всех претендентов. Смысл хоровода заключается в том, чтобы гармонические отношения установить.

— А за счет чего они устанавливали эти отношения?

— Там очень большое значение имеет символика. Во-первых, это особый знаковый язык. И платок – это не просто платок. Это может быть мировое древо. Это может быть ось мира. Это может быть символика самой девушки, то есть ее чистоты, незапятнанности. Очень много значений имеет.
Хоровод носил очень много функций. Его время строго определено – от Пасхи до Купалы. После этого запрещались всякого рода хороводы. Хоровод – это всегда подготовка к свадьбе. В хороводе социальных ограничений не было. Там работали другие моменты – это выбор жениха невестой, как в древности это было. Это выбор по ловкости, по силе. И там никакого социального неравенства быть не могло. Там — все наоборот. Этот мир – гармоничный, по-настоящему истинный.
В лирических песнях часто девушка находится на берегу реки. И действие происходит на заре, у реки. Даже в шолоховском «Тихом Доне», помните, они встречаются у реки. Сразу возникает вопрос: почему? Река – из нее все творится. Девушка – она заместительница богини. Она – творительница мира. Поэтому и получается такая интересная картина: на заре, во Время начал она творит мир. От нее и зависит выбор будущего жениха. Вот отсюда хороводные и лирические песни.Шуточные песни – тоже в хороводах звучат. Мир навыворот, мир наизнанку – чаще всего в таких хороводных песнях: «Дуня — тонкопряха». Она спряла нитку «потолще каната». «Фома и Ерема». Много было таких. «Комар ножку отдавил»: «Неси, матерь, косаря – рубить буду комара». Тут такие моменты наступают. Это мир перевернутых отношений, мир наизнанку, но с тем, чтобы показать, какие отношения были истинными, настоящими.

— Чтобы высветить их?

— Да. Потому что насмешка – это отрицание действительности, отрицание того, что существует. С тем, чтобы показать то, как это по-настоящему. То есть это – другая точка зрения, другая точка мнения. Это – не церковное мнение, это не запреты. Более того, во время купальских праздников, правда это сохранилось только у прибалтов, там есть такое во время Купальских праздников – разбредаются по полям парами… И у нас это тоже было.
Дело в том, что с точки зрения церковников, такие танцы, хороводы – это грех. Любовь – это грех. Мы записывали хороводные игры. Ярилки были повсеместно. Народ любовь одобрял. И в центре хороводных игр – ярилок – в центре – не парень с девушкой, а старик со старухой. Опять перевернутый мир. А сейчас мы дойдем до сути ярилок. У старика в руках – шест. Там – в центре девушка с платком, платок, а тут – шест, и на конце крапива. И начинается… (смеется) Между стариком и старухой начинается шутливый разговор: поспел ли горох? Мы с вами говорили о травке, а тут – горох. Поспел ли бабун?
Девушки в другом хороводе поют очень интересную песню: «Мак – маковицу, золотую головницу, встаньте в ряд». Сами представьте – золотые головицы. Золотые головицы – это их золотые повязки, высшая предназначенность. А тут – другая картина: старик со старухой, они ни к чему не годны. Там – шест, крапива, там – мир наизнанку. И когда он начинает, старик, отговариваться: не поспел, и ему надо лошадь запрягать, может, у него обувь порвалась. Запрягает лошадь – это на языке иносказательном понятно, о чем идет речь. Как конь, он ни к чему не годен… И это вызывает смех, вызывает веселье. А потом вдруг старик кричит: «Готов!», хватает этот пучок крапивы и начинает девушек по ногам стегать. Но старик-то им не нужен. Они разбегаются, а в кустах их ждут парни. Их расхватывают – кого кто присмотрел. Вот это и есть ярилки. Когда-то здесь, в Шуе, Дунилово были. Мы в этих местах спрашивали, кто такой Ярило, фабричные говорили – «Мы не знаем». Но про ярилки помнят, потому что ярилки были повсеместно.
Все разговоры церковников о том, что тут какие-то запреты, — это ерунда. Считалось, что от плодородия людей зависело плодородие земли. И участие в хороводах , участие в состязаниях было обязательным для всех, для всей общины. Обская область граничит с Казахстаном. В Казахстане есть игра, которая называется «кыз-батыр» — «девушка-воин». Заключается она в том, что девушка на коне должна отбиваться от парней плеткой. А парень должен выхватить ее из седла. А сами подумайте – кого она любит, того она и бить меньше будет. (смеются)
Поэтому он и может ее выхватить. Конечно, это – другая культура, другой менталитет. Но очень близок к нашему, когда девушка бросает венок в костер. Венком она выбирает парня. Венок – это связь. Девушки пускают венки по воде – они устанавливают эту связь. Куда прибило венок – там выйдет замуж. В народной культуре все очень тонко. Все продуманно.

— Да, я стала понимать, что за каждым словом есть точный образ.

— И за каждым жестом, потому что каждый жест имеет свою семантику, свою образную систему. Если вы возьмете курские танки и карагоды – там вся семантика жестов показана. Девушка, она может быть скромницей, но она сменила чуть-чуть повязку – это уже приглашение к любви.Вы как женщина, должны это знать лучше меня. А вы знаете, почему мы подмигиваем?

— Глазками женщины стреляют?..

— Да-да. Это же не сейчас – не в нынешней городской культуре родилось. Это очень давнее. То же самое, если она убегает. «Горелки», к примеру, «Кыз-батыр». Девушка –воин – на первый план. В наших былинах тоже есть Настасья-богатырша, поляница удалая. Она побеждает всех богатырей. С ней только Илья Муромец может справиться. Боевым искусством.
Про женщин-воинов было исследование ленинградского фольклориста Дмитрия Михайловича Балашова. Оно показало, что у нас, где-то в четвертом веке до нашей эры были тесные контакты со скифами, а потом — с сарматами. Сарматы – это иранское племя. И по археологическим раскопкам хорошо видно, что действительно хоронили женщин в боевом снаряжении с золотыми поясами. И количество бляшек показывало их статус. То есть они были иногда по командным должностям выше, чем мужчины. Это — археологические раскопки. Тут ничего не придумаешь. Если у женщины на поясе десять таких бляшек было золотых, значило, что она десятью сотнями командовала. Представьте себе – это уже генерал полный. В ее распоряжении – тысячи воинов.

— Где эти захоронения были?

— Это – Приазовье. Там, где начиналось Кавказское пригорье. Там формировалась самая настоящая, как мы говорим, праславянская культура. Оттуда пошли праславяне. Только потом крупные переселения, которые были связаны с гуннами и Атиллой, их потащили на Дунай. Вот на Дунае появилось новое, очевидно, какое-то объединение славян. Его называют антами, отсюда – «вятичи». Много таких производных, — мы не будем углубляться, но то, что женщины были во главе славянских дружин, совершенно точно. Раскопы курганов дали именно этот результат.

— Следовательно, мы можем продолжить мысль, что женщина действительно владела довольно хорошим вооружением и могла управлять.

— И могла управлять. Вы представьте, что такое – тысячи воинов – профессионалов, подготовленных наездников. Дружины князей такими не были. В последующие времена дружины были в триста-четыреста человек. Только Киевское княжество могло выставить пять тысяч всадников. Все – до Киевского княжества, где-то еще тысяча лет еще. То, что мы считаем ,что славяне были какими-то робкими, где-то отсиживались, то как они могли покорить такие громадные пространства. Кроме того, выстоять. Это ведь не только были мирные союзы с сарматами, скифами, гуннами. Есть точные сведения о том, что у Атиллы князьями были славянские князья. По боевым качествам они как-то отличались, и поэтому в наших былинах есть ряд сюжетов, связанных с Настасьей-поляницей. Есть былина о Ставре, где она переодевается татарским послом. Настасья во времена князя Владимира и осуществляет свои подвиги.

— Вадим Андреевич, вернемся к символике хороводов. Сегодня мы водили троицкие круги – хороводы, привезенные нами из Кемеровской области. Круги водили вокруг ели…

— А мог быть и просто репей. Может быть и елка. Елка встречается в свадебных песнях. «Ёлка-ёлушка…». Может быть золотая или зеленая головушка. Это – символ девушки – мирового древа. В этот ритуальный момент статус женщины, девушки значительно повышается. Она как раз в этот момент соединяет небо и землю. Свадьба – это именно «сводить». После – другие понятия, другие представления, а в бытовом – такой. Поэтому она называется княгиней, поэтому — и князь. Их сажают в красный угол, на свадьбе должна быть вся деревня, потому что это все очень серьезно. И все хороводы к свадьбе ведут. Там – другие отношения, чем в повседневной жизни. И наше наблюдение показывает, что владимирские крестьяне несли эти отношения. В хороводе душа играет. И там – другая картина мира.

* Беседа проводилась в Заповеднике народного быта, в июле 2008 года, в течение конференции «Морфология обряда» и Гулянья «Зеленые Святки».
** Вадим Андреевич имеет ввиду представление Владимирской рукопаши, которую проводил А. А. Шевцов (Морфология обряда. Сборник докладов конференции. – ИТ: Роща Академии, 2008г.)
*** Хоровод «Хожу я гуляю вдоль по хороводу, Розочка алая…», где отыгрывается, как жених набирает себе невесту, тестя, тещу…
Беседу провела Ольга Низамеева
(статья опубликована в Вестнике Общества Русской народной культуры «Большая Медведица» №5, Иваново: Издательское Товарищество «Роща Академии» 2011, с.90-94)*

 

www




Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста