18+
rss

Как лечат знахари?

В категории Все записи, Знахарство |

0

Как лечат знахари?Заговоры пришли к нам из далекой древности. И нет такого народа, который не знал бы лечения заговорами.
Современная европейская цивилизация с ее клиниками и сложнейшей медицинской аппаратурой оттеснила знахарей на периферию. И сейчас, слыша слова «знахарь», «заговоры», мы представляем себе либо леса Сибири, либо африканские джунгли, либо азиатские степи.
Заговоры стали приметой жизни «малокультурных народов». Или, можно сказать, тех народов, которые не потеряли память и сохранили бесценное сокровище предков.
Кто-то, может быть, скажет: заговоры были забыты европейцами, потому что появились более совершенные методы лечения. Да и так ли уж бесспорны случаи исцеления при помощи заговоров?
Рассмотрим два случая подобного исцеления.

 Первый рассказ — от мужчины, который провел свое детство в деревне, в Тверской губернии.
“В возрасте шести лет у меня на руке выскочила большая бородавка. И меня привели к местной знахарке, бабушка Насте. Я очень хорошо помню, как бабушка взяла толстую шерстяную нитку и три раза обмотала бородавку.
После этого она сказала: «Бородавка в узел, узел в землю». И передала нитку мне со словами: «Найди большой камень и положи под него эту нитку. Нитка будет гнить в земле. А когда она полностью истлеет, тогда и твоя бородавка исчезнет».
И я пошел искать камень. Помню, что я искал его очень долго. Искал в деревне, на лугу, у речки и в лесу. Маленькие камни казались ненадежными — вдруг кто-нибудь перевернет? Тогда нитка не истлеет, и бородавка останется на руке. Большие же камни мне было не перевернуть. Наконец я отыскал подходящий камень средних размеров и с облегчением положил под него нитку. Дело было сделано.
Каждое утро я первым делом проверял, прошла ли бородавка. Помню, что уже на второй день мне показалось, что она стала уменьшаться. «Тлеет нитка-то», — думал я с ликованием. Прошло, наверное, недели две, и от бородавки не осталось и следа.”
Второй рассказ — от аспиранта Санкт-Петербургского государственного университета Жана Нтаба-килиралимве. Не удивляйтесь его странной фамилии: Жан — стопроцентный африканец, он родился и вырос в Руанде, крошечной стране в Центральной Африке, известной в основном тем, что именно на ее территории находится исток Нила.
“В семь лет я упал с дерева и сломал руку. Боль была страшная, рука отекла. В деревеньке под названием Кагеши, где я жил вместе с матерью, никогда не было врача. Можно было пойти в больницу, но мать сказала, что туда очень далеко идти, да и лечить там будут долго. Она отвела меня к соседке, знахарке Нирахуку…
Нирахуку была уже очень немолодой женщиной. Она сказала, что не сможет помочь, пока тени не станут длинными, и я терпел боль еще часа два.
На закате Нирахуку поставила меня так, чтобы на землю от поврежденной руки падала четкая тень. Потом она начала читать заговоры, выжимая на тень сок из каких-то трав. Все это продолжалось довольно долго.
В словах Нирахуку я понял только то, что вместе с солнцем, уходящим за горизонт, должна уйти и боль из моей руки. Меня повели домой, но, по-моему, я заснул уже по дороге. А наутро я не вспомнил про то, что падал с дерева, — рука зажила, боли не было, отек исчез”.
Подобные случаи в африканских странах — отнюдь не редкость. Знахари (в Руанде их называют «абавузи») есть почти в каждой деревне. Лечение болезней и переломов по тени известно каждому жителю. И это неудивительно: во многих африканских странах медицинская помощь почти отсутствует. В Руанде, например, один врач приходится на пять тысяч человек населения. Идти действительно некуда. Помочь могут только знахари.
Есть много общего в приемах русских знахарей и африканских. Нет принципиальной разницы между тем, как бабушка из российской деревни сводила бородавки, и тем, как африканская абавузи Нирахуку лечила сломанную руку…
Если точнее выразить эту мысль, то и африканские, и русские знахари опираются на одни и те же законы, неизвестные современной медицине.
Что это за законы?
1. Болезнь человека рассматривается знахарем на энергетическом уровне, а не на уровне поражения тканей. Знахарь работает над повреждениями в энергетической оболочке, т. е. устраняет причину недуга. Именно поэтому возможно столь быстрое, прямо-таки фантастическое заживление ран.
2. Читая заговор, руандийские абавузи или славянские знахари создают фантом. Фантом в данном случае — это «программа» исцеления на энергетическом уровне. При помощи фантома болезнь «привязывают» к какому-либо объекту, а потом «отрывают» от тела вместе с ним.
В случае с Жаном его недуг был «привязан» руандийской знахаркой к заходящему солнцу. Когда солнце село, его рука стала стремительно заживать. В случае с мальчиком Васей из тверской деревни бородавку «привязали» к нитке, которую положили истлевать в землю.
Африканская знахарка Нирахуку «колдовала» над тенью и приговаривала, что «как солнце уходит, так и недуг из руки уйдет».
Но примерно так же поступает славянский знахарь, когда вечером, «на ущербе месяца», выводит больного на улицу и велит смотреть на Луну, а сам безымянным пальцем чертит вокруг лишая и приговаривает: «Как месяц ущербает, так и у раба Божия лишай засыхает… »
Разница только в том, что солнце заходит быстро, а месяц «ущербает» медленно. И еще дольше гниет нитка.

 

www




Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста